Лжесвидетель в суде

Истца и ответчика нельзя наказать за дачу ложных показаний, но репутацию стоит поберечь

Лжесвидетель в суде

Мало кто знает, что в российском суде можно врать, не опасаясь никаких последствий. Что делать, если ваш оппонент постоянно меняет обстоятельства, которыми объясняет свои претензии? Юридическая служба «Нашей Версии» решила найти ответ на этот вопрос.

ООО «Диалан» (издатель газеты «Наша Версия») попала в абсурдную ситуацию в Хамовническом суде Москвы. Как только изначальная причина спора была дезавуирована, истец предъявил новые надуманные претензии.

Всё выглядит так, будто он подгоняет условия под желаемое решение своей задачи.

Вы спросите: как же уголовная статья за ложные показания? Отвечаем: она распространяется на свидетелей, экспертов и переводчиков, но не на истцов и ответчиков.

Главные герои судебных хроник, по сути, могут говорить что угодно, и ничего им за это не будет. Ложь истца мешает суду установить конкретные обстоятельства дела, что не только вредит репутации всей судебной системы. Решения судов, принятые на основе ложных показаний, обжалуются в вышестоящих инстанциях и, как следствие, приводят к росту нагрузки на судей. Вот почему это происходит.

Закон о «второй правде»

Судебная реформа идёт в России не первый год. Почти столько же судейское сообщество спорит о том, нужна ли ответственность за ложные показания для истцов и ответчиков. Одни считают, что сложившийся порядок даёт участнику процесса способ защитить своё право.

Истец и ответчик напрямую заинтересованы в исходе дела (причём в противоположном результате). Чья правда имеет место быть – должен решить суд, который обязан не только выслушать объяснения сторон, но и в совокупности изучить иные доказательства по делу.

Если лишить одну из сторон возможности отстаивать свою позицию (пусть и проигрышную), то процесс может потерять состязательность.

С другой стороны важно, чтобы такое поведение истца не привело к злоупотреблению правом. Поэтому иная часть судейского сообщества считает ситуацию в России парадоксальной.

Почему во всём цивилизованном мире участника судебного процесса наказывают за ложные показания, вне зависимости от его статуса, а у нас – нет? Почему только свидетелям и экспертам закон говорит, что врать нельзя? Наверное, все видели, как в американских фильмах герои, положив руку на Библию, клянутся говорить в суде только правду.

В британских судах искажение либо сокрытие фактов одной из сторон может перечеркнуть абсолютно все доказательства, на которые она опирается. Такая строгость стимулирует всех участников процесса отделять подтверждаемые факты от мнений, предположений и фантазий.

Правда может быть только одна. Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, факты на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ). От того, на сколько удастся доказать зависит исход дела.

Беспомощность суда против лжи

Неужели нет никакой управы на истца, если он откровенно пытается ввести суд в заблуждение? Противники уголовной ответственности говорят, что можно использовать уже имеющиеся законодательные нормы.

Действительно, в теории можно привлечь лжеца к ответственности по нескольким статьям Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, Гражданского кодекса (ГК) РФ и Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ.

По теме

В частности, в соответствии со ст. 151 ГК РФ можно отсудить у оппонента компенсацию морального вреда в случае, если он предоставил суду недостоверные сведения.

Статья 1064 ГК РФ позволяет отсудить компенсацию материального ущерба, если таковой причинён потерпевшему в результате обмана суда ответчиком.

Но практика показывает, что на данный момент суды, скорее всего, не станут применять указанные нормы при искажении фактов истцом.

В ряде случаев ложные показания дают повод привлечь их автора к ответственности по ч.1, ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). Но при таком раскладе придётся доказывать заведомый характер распространения порочащих сведений, а сделать это бывает непросто. Потому в лучшем случае вам придётся довольствоваться вынесенным в вашу пользу решением суда по предмету спора.

Безнаказанность порождает безответственность

Любой человек имеет право раскрыть своё видение ситуации, но факты он искажать не должен. Статья 431 ГК РФ устанавливает, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Но обстоятельства подписания документа оценивать сложнее.

Например, ответчик может настаивать, что оспариваемый договор был подписан в январе в Москве, а истец – что стороны договорились обо всём устно в августе при обмене сообщениями по электронной почте. В этом примере речь идёт о констатации двух разных фактов, одним из которых пытаются подменить другой.

К сожалению, обыватель привык в суде говорить то, что он хочет видеть в данной ситуации. А во всем мире, оказывается, суду надо говорить правду.

Алёна Сероштан, Юридический отдел ООО «Версия»

Такова практика европейских судов, где участник процесса излагает факты, влияющие на исход дела, под действием «affido» (лат. – «клятвенно удостоверяю»). Такая «присяга» произносится непосредственно в самом процессе или у нотариуса.

Если суд заподозрит сторону в искажении информации, он вправе отказать в рассмотрении иска.

Поэтому каждый участник процесса, сообщающий под присягой какую-либо информацию, осознает, что несет ответственность за неё, вплоть до уголовной, что приводит не только к совершенствованию судебной системы, но и повышению уровня правосознания среди граждан, участвующих в процессе.

Некоторые наши сограждане, к сожалению, демонстрируют в судах полное отсутствие правосознания. Например, Евдокимов С. М. или его представитель по доверенности Николотова О. А. или Федина Л. А.

, директор юридической компании «Коннект», пытались лишить права собственности новых владельцев помещений в центре Москвы. Они хотели доказать, что цокольный и первый этажи дома по адресу Малый Могильцевский переулок, 4а являются «общими помещениями».

И что торги, проведенные по собственности города через площадку Сбербанка, по факту не могли продать площади жильцов.

Основанием были, похоже, лишь слова владельца комнаты в коммунальной квартире, который якобы хранил в указанных помещениях свои вещи, а также использовал их для прохода к техническим помещениям дома для снятия показаний со счётчиков. Предполагаем же мы только потому, что на самом деле неизвестно кто – юристы или жилец лавировал между собственными претензиями.

По теме

Ни одного серьезного документа в поддержку своих слов они предоставить не смогли. Ответчик пояснил, что все приборы учёта находятся в совершенно ином месте, для прохода к ним доступ в спорные помещения не требуется.

Казалось бы, спор можно считать оконченным, но судебный процесс продолжается. Истец уточнил исковое заявление, исключив из него часть претензий, связанных с узлами учёта. Потом увеличил права требования в двадцать раз по площади! Потом в два раза сократил.

Никак представители Евдокимова не могли определиться, что придумать на этот раз и что ещё запросить у суда.

Просили и документы из Росреестра, и из БТИ, и экспертизу, и звали в суд всех, включая управляющую компанию, которая правда потом пояснила, что не знает ни о каком общем имуществе в этих помещениях. Звали и город, который владел и сдавал эти помещения Наркологии с 89 года.

Каждые поступавшие документы в итоге свидетельствовали, что нет оснований верить словам Истца. В итоге суд терял время, отвлекались другие госорганы, предоставлявшие документы, ответчик терял время, помещения стояли в ожидании решения суда без дела.

Никакой ответственности за свои прежние голословные обвинения он, скорее всего, не понесёт. Правда, юристы, которые представляют его интересы, вряд ли могут улучшить свою репутацию за счёт подобного ловкачества.

Пожалуй, институт репутации адвокатов – единственное, на что остаётся надеяться российскому правосудию на фоне несовершенства норм, направленных против лжесвидетельства.

Мнение

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»:

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»

– К вышесказанному следует добавить, что наше издание сталкивается с данной проблемой не в первый раз. Чуть ли не в каждом процессе, где участвует наш издательский дом, истцы «манипулируют» первоначально предоставленными данными как им этого захочется.

И ответственности по законодательству за то, что обычно связывают с собственной невнимательностью или забывчивостью не несут. При этом наши юристы обращают внимание судов на данные факты, но суды должным образом не воспринимают их мнение.

Максимум судьи могут «пожурить» участника процесса за какой-либо «факт». Таким образом, мы видим здесь серьезную проблему, от которой зависят в первую очередь сроки рассмотрения судебных споров, которые зачастую искусственно затягиваются недобросовестными истцами.

Возможно, тут и стоит нашим законодателям обратить свой взор на европейский опыт.

Источник: https://versia.ru/istca-i-otvetchika-nelzya-nakazat-za-dachu-lozhnyx-pokazanij-no-reputaciyu-stoit-poberech

К вопросу об изобличении заведомо ложных показаний

Лжесвидетель в суде

Если вам нужен бесплатный совет или консультация
опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас Задать вопрос

Проблемы, связанные с лжесвидетельством довольно продолжительное время являются предметом внимания многих специалистов в области уголовного права, криминологии, юридической психологии, уголовного процесса и криминалистики.

Вместе с тем, практика свидетельствует, что многие вопросы, касающиеся данной проблемы, до сих пор не разрешены.

При этом сама по себе угроза привлечения к уголовной или административной ответственности за дачу ложных показаний (отказ от дачи показаний) на самом деле не является препятствием к даче ложных показаний.

Сидоров А.С.

Показания свидетелей, потерпевших, заключения экспертов и специалистов, правильный перевод имеют исключительно важное значение в обеспечении правосудия по уголовным, гражданским и другим делам.

В частности, невозможно вести борьбу с преступностью без наличия правдивых показаний свидетелей и потерпевших. Поэтому заведомо ложное показание данных участников судопроизводства, предусмотренное ст.

307 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ), расценивается законодателем как преступление против правосудия. В обиходе данное преступление обычно называют лжесвидетельством.

Не вызывает сомнения, что общественная опасность заведомо ложных показаний, получающих все большее распространение, очевидна. Они затрудняют расследование, препятствуют достижению истины, затягивают сроки следствия и дознания, помогают виновным уйти от ответственности, а также могут привести к осуждению невиновных.[1]

Устанавливая уголовную ответственность за данное преступление, законодатель преследовал цель обеспечения достоверности сообщаемых свидетелями и потерпевшими сведений.

Как считают некоторые авторы, предполагается, что в данном случае под страхом привлечения к ответственности допрашиваемые лица дадут лишь правдивые показания, чем окажут помощь предварительному следствию или суду, выполнив при этом конституционно устанавливаемую обязанность содействия правосудию[2].

Проблемы, связанные с лжесвидетельством довольно продолжительное время являются предметом внимания многих специалистов в области уголовного права, криминологии, юридической психологии, уголовного процесса и криминалистики.

Вместе с тем, практика свидетельствует, что многие вопросы, касающиеся данной проблемы, до сих пор не разрешены.

При этом сама по себе угроза привлечения к уголовной или административной ответственности за дачу ложных показаний (отказ от дачи показаний) на самом деле не является препятствием к даче ложных показаний.

Как отмечает Д.Ю. Гончаров, в части привлечения лиц к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ закон применяется малоэффективно, а в отдельных регионах на протяжении ряда лет не применяется вообще.

Инициативы уголовного преследования со стороны лиц, непосредственно занимающихся расследованием преступлений и сталкивающихся с отказом свидетелей и потерпевших давать показания, не находят поддержки у начальников следственных отделов, прокуроров и судей.
[3] То же можно сказать и о применении статьи 307 УК РФ в части привлечения к уголовной ответственности лиц, дающих ложные показания.

Рассматриваемый вид преступления характеризуется высокой латентностью.[4]

По мнению В.А. Блинникова, уровень латентности данного вида преступлений достигает 50 % по уголовным делам и 90 % – по гражданским делам, по оценкам большинства экспертов – судей, прокуроров и следователей.

Большинство ложных показаний даются в суде и обыкновенно они заключаются в изменении правдивых показаний, данных в ходе предварительного расследования (свыше 70 %). Количество уголовных дел данной категории незначительно – в целом по России в год их возбуждается 100 – 200.

Среди осужденных большинство – свидетели (около 70 %), остальные – потерпевшие. Экспертов и переводчиков, привлеченных к уголовной ответственности, ни одним исследованием не выявлено.

Самым распространенным объективным фактором лжесвидетельства выступает воздействие обвиняемых и других близких им лиц, нередко проявляющееся в принуждении к даче ложных показаний, а из субъективных – страх перед расправой и жалость к обвиняемому или его семье.

Цели лжесвидетельства не отличаются разнообразием. Преобладают цели оправдания (65,2 %) или смягчения (25,8 %) вины обвиняемых. Обвинительные показания дают около 10 % свидетелей и потерпевших.[5]

В.А. Образцов причины лжесвидетельств свидетелей, потерпевших видит в следующем.

Причины, порождающие ложные показания свидетелей и потерпевших:

  • воздействие, которое они испытали со стороны заинтересованных лиц (просьбы последних, уговоры, подкуп, шантаж и т.д.);
  • болезненное состояние психики;
  • личная заинтересованность в исходе дела;
  • намерение избежать нежелательного обременительного участия в уголовном процессе;
  • нежелание помогать правоохранительным органам в установлении истины из-за негативного отношения к их работе, конкретным работникам.

В генезисе лжи существенную роль играют эмоции человека: страх, гнев, злорадство, зависть, тревога, надежда, отчаяние и проч. В качестве мотивов лжесвидетельства могут выступать корыстные побуждения, ложно понятые интересы коллектива, чувство товарищества, попытка самоутверждения таким способом и т.д.

Делается это из:

  • опасения, что признание вины может изменить в худшую сторону судьбу допрашиваемого и его положение в обществе, повредить собственной репутации, причинить иной вред себе и другим людям;
  • желания отомстить соучастнику или иным лицам;
  • боязни мести со стороны соучастников, других заинтересованных лиц;
  • корыстных побуждений или соображений получения иной выгоды.[6]

По данным Ю.И.

Кулешова, в 55,4 % изученных уголовных дел свидетели (16,2%) в суде отказались от первоначальных показаний, которые они давали на предварительном следствии, отрицали те фактические обстоятельства, о которых они ранее говорили в своих показаниях.

Причины этого они объяснили физическим и психическим насилием со стороны сотрудников правоохранительных органов (22,5%); иными незаконными действиями (обман, уговоры, обещания, использование алкоголя и наркотических средств) (2,8%).[7]

Как представляется, существует еще ряд причин возникновения ситуаций, когда во многих случаях наряду с другими доказательствами в основе обвинительных приговоров (а также решений судов по гражданским делам) лежат показания свидетелей, которые не отражали действительных обстоятельств дела, но не были оценены как ложные.

Эта причина связана с тем, что предупреждая свидетеля или потерпевшего об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, следователи и судьи во многих случаях не разъясняли им положения, содержащегося в примечании к ст. 307 УК РФ. В соответствии с данным Примечанием свидетель или потерпевший освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний.

Считается, что примечание к статье направлено на предотвращение серьезных последствий дачи ложных показаний (неправильного заключения эксперта или перевода), которые могут быть положены в основу приговора или решения суда. Примечание дает возможность лицам, совершившим рассматриваемое преступление, осознать свой поступок, исправить случившееся и избежать уголовной ответственности.[8]

Вместе с тем, многие свидетели, с которыми нам приходилось беседовать или допрашивать в судах заявляли о том, что это положение уголовного закона им не известно. И дав однажды следователю ложные показания по одной из вышеперечисленных причин, они повторяли их в суде только потому, что думали, что если об этом станет известно, то они понесут предусмотренное законом наказание.

Однажды автор этой статьи явился свидетелем семейной драмы.

В результате оговора со стороны своей матери, которая участвовала в деле в качестве потерпевшей, а также показаний ее подруги, допрошенной по делу в качестве свидетеля, за кражу ноутбука был осужден гражданин Т. Согласно материалам дела мать Т.

заявила о том, что сын похитил у нее ноутбук, который сам же и подарил ей на день рождения незадолго до этого. Позже якобы случайно подруга рассказала ей, что этот ноутбук она приобрела о Т., и он находится у нее дома.

В результате выемки ноутбук был изъят и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства.

Допрошенный следователем Т., сознался в содеянном, а позже свои показания подтвердил в суде. Был осужден к реальному сроку лишения свободы.[9]

При обсуждении вопроса о составлении кассационной жалобы на приговор районного суда Т. пояснил автору настоящей статьи, что на самом деле преступления он не совершал. Вынужден был оговорить себя, т.к. опасался, что в случае раскрытия обмана мать могут привлечь к уголовной ответственности за ложный донос, а ее подругу за дачу ложных показаний.

В ходе беседы с матерью осужденного Т. она подтвердила слова сына и объяснила, что сын после ссоры с женой жил у нее, стал злоупотреблять спиртными напитками. Она хотела «попугать» сына и решила обвинить его в преступлении, которого он не совершал. При этом она уговорила свою подругу помочь ей в этом.

Выяснилось, что до этого ее предупреждали об уголовной ответственности за ложные показания, но никто не объяснил, что она может быть от нее освобождена в результате добровольного заявления об этом до удаления суда в совещательную комнату. И переживала потом не столько за себя, сколько за подругу, которая поддалась ее уговорам и стала лжесвидетелем.

На мое предложение заявить об этом в суде кассационной инстанции она отказалась. В данном случае она стояла перед выбором: изобличить себя и постороннего человека в лжесвидетельстве, либо оставить все как есть. Закончилось тем, что «победила» дружба.

В настоящее время Т. отбывает уголовное наказание за преступление, которого не совершал. Его жена одна воспитывает двух малолетних детей.

Вот такая история. А могло бы все быть по-другому. Если бы матери и ее подруге вовремя было разъяснено положение Примечания к ст. 307 УК РФ

И до этого случая и после него, нам неоднократно приходилось участвовать в судебных процессах.

Попытки в судебных заседаниях разъяснить рассматриваемое положение закона допрашиваемым лицам нередко приводили к репликам со стороны обвинения о необходимости сделать адвокату замечание.

Якобы, таким образом адвокат оказывает давление на свидетеля или потерпевшего с целью изменить данные ранее показания.

Конечно, если ложные показания дают, например, сотрудники правоохранительных органов, по делам, поводом к возбуждению которых явились сфальсифицированные результаты оперативно-розыскной деятельности либо использовались такие же доказательства (а такие случаи, к сожалению, не единичны[10]), наивно думать, что разъяснение положения закона об освобождении раскаявшихся лжесвидетелей от уголовной ответственности, что-то изменит.

Тем не менее, как представляется своевременное разъяснение свидетелям и потерпевшим Примечания к ст. 307 УК РФ, можно считать не только достаточно эффективным тактическим приемом допроса, направленным на установление истины по делу, н и процессуальным «оружием» следователей, государственных обвинителей, адвокатов и судей.

По нашему мнению, было бы правильным, если в части 5 статьи 164, 216, 268, 277 и 278 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержалось указание на обязательность разъяснения рассматриваемого положения свидетелям и потерпевшим.

Литература

  1. См.: Жиляев А.И. Криминологическая характеристика и предупреждение заведомо ложных показаний свидетелей и потерпевших: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Нижний Новгород, 2002. -30 с. [Электронный ресурс] // Федеральный правовой портал Юридическая Россия: сайт- URL http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=107709
  2. См. например: [Электронный ресурс] // Юр.Профи. Коллегия адвокатов Москвы: сайт – URL: http://www.urprofy.ru/node/256
  3. Гончаров Д. Ю. Ответственность за отказ от дачи показаний // Журнал Российского права. 2002. № 6.
  4. См.: Малышев Я.В. «Основные направления совершенствования уголовной ответственности за заведомо ложные показания потерпевшего и свидетеля» [Электронный ресурс] // Научная библиотека Томского государственного университета: сайт – URL http://www.lib.tsu.ru/
  5. См.: Блинников В. А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты лжесвидетельства: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Нижний Новгород,1998. с. -22 [Электронный ресурс] // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал: сайт – URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=82531
  6. См.: Образцов В.А. Криминалистическая психология [Электронный ресурс] // Электронная библиотека TheLib.ru: сайт – http://thelib.ru/books/obrazcov_viktor_aleksandrovich/kriminalisticheskaya_psihologiya-read-38.html
  7. См.: Кулешов Ю.И. Преступления против правосудия: проблемы теории, законотворчества и правоприменения: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. – Владивосток, 2007 // Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: сайт- URL http://sartraccc.ru/0

Источник: https://advokatsidorov.ru/izoblichenie-lozhnyx-pokazanij.html

Статьи 306, 307 УК РФ дача ложных показаний: что грозит

Лжесвидетель в суде

Задумайтесь о возможных последствиях, прежде чем говорить что-либо. Помните, что действия подобного рода караются лишением свободы. Дача ложных показаний может обернуться и солидным штрафом, о чем говорится в постановлении 307 УК.

Каким будет наказание? Все ответы в статье 307 УК

В первой части статьи можно найти санкции, которые применяются за дачу ложных показаний:

  • Штраф в размере дохода за полгода или 80 000 рублей.
  • Обязательные работы сроком на 480 часов.
  • Исправительные работы сроком на два года.
  • Заключение под арест сроком до 3-х месяцев.

Вторая часть статьи посвящена даче ложных показаний, при условии совершения тяжкого преступления. В этом случае, наказание может быть следующим:

  • Виновному назначаются принудительные работы сроком на 5 лет.
  • Лишение свободы на 5 лет.

307 статья носит название «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод».

Мы сумели разобраться в том, что может последовать за дачей ложных показаний. Важно отметить, что наказание может быть назначено суровое. В следственных органах всегда предупреждают о подобном, перед началом допроса.

В какой момент человек считается виновным?

Как и многие другие преступления, дача ложных показаний должна сопровождаться составом. В него входят четыре основных элемента:

  1. Субъект (согласно законодательству, это может быть любой человек от 16-и лет).
  2. Степень опасности ложных показаний для общества.
  3. Субъективная сторона вопроса.
  4. Объект действия.

Кого принято считать субъектом?

Ответственность за дачу ложных показаний, ложится на любого человека, достигшего 16-и лет. Изучая статью, можно увидеть следующие категории:

  1. Свидетель. В 56 статье УПК представлено подробное определение. Законодательство представляет свидетеля как лицо, информированное об определенных деталях совершенного преступления. Они могут оказать влияние на ход следствия и воспринимаются как достоверные. Свидетель вызывается с целью получить важные сведения.
  2. Потерпевший. Статья 42 УПК содержит подробное определение. Это физическое лицо, ставшее жертвой определенного преступного деяния. Это может быть и юридическое лицо, если определенные действия нанесли вред репутации предприятия и т.д.
  3. Эксперт. Подробное описание определения содержится в 57 статье УПК. Это лицо, обладающее определенными познаниями и навыками, которые могут потребоваться для проведения судебной экспертизы. Например, эксперт может вынести заключение относительно психологического состояния человека, природы появления различных повреждений или выявить причину смерти.
  4. Специалист. Описание определение находится в статье 58 УПК. Законодательство представляет специалиста как физическое лицо, которое обладает особыми навыками, принимает активное участие в ходе расследования. Помимо этого, эксперт осуществляет изъятие различных предметов или документов, применяет различные технические средства, для продуктивного содействия с экспертом, в целях решения определенных вопросов, которые могут появиться в процессе расследования.
  5. Переводчик. Статья 59 УПК определяет переводчика как лицо, обладающее необходимыми лингвистическими навыками, которые могут потребоваться для расследования и судебного разбирательства.

В отечественной судебной практике редко прослеживаются случаи, описанные в статье 307. В большинстве случаев, этот вопрос относится к свидетелям или потерпевшим, которые стремятся смягчения, усиления или снятия обвинений.

Обвиняемый или подозреваемый, как и его ближайшие родственники, имеют право отказаться от дачи показаний.

Если же вы приходитесь родственником обвиняемому или потерпевшему, но решаете дать ложные показания, то за это попадаете под ответственность по статье 307 УК. Важно помнить, что дача ложных показаний может обернуться серьезным наказанием.

Если ложные показания дает потерпевший, то статья распространяется и на него.

Объективная сторона вопроса

К объективной стороне вопроса, можно отнести следующие пункты:

  1. Ложные показания со стороны потерпевшего, свидетеля или же специалиста.
  2. Ложное заключение, вынесенное экспертом.
  3. Ложный перевод.

Показаниями называют определенные данные, рассказанные участниками процесса. Они посвящены преступному деянию и различным событиям, которые имеют к нему непосредственное отношение.

Показания считаются преступными только в случае, если они имеют непосредственное отношение к расследованию, а также могут повлиять на решение суда.

Переводчики, специалисты, эксперты, потерпевшие, свидетели и прочие лица, принимающие участие в процессе, заведомо предупреждены о том, к чему может привести дача ложных показаний. Этот факт не мешает многим нарушать законодательство и предоставлять ложную информацию.

Показания могут называться ложными, если:

  • Не соответствуют истинному ходу событий, полностью или частично.
  • Относятся к расследованию. Это означает, что данные показания были приобщены к делу, в качестве улик. Например, если вы украдкой рассказываете следователю о случившемся, то такие показания не будут иметь силы и не будут считаться ложными. В понятии уголовного процесса, их попросту не было.

Если свидетель или потерпевший, намеренно не рассказывают важную информацию, то это также считается дачей ложных показаний.

Состав преступления будет считаться формальным до определенного момента. Все зависит от того, на какой стадии находится процесс:

  • После того, как свидетель или потерпевший подписывает протокол, его слова вступают в действие (подразумевается расследование).
  • После дачи показаний в суде.

Субъективная сторона вопроса

В основе статьи 307 УК лежит корыстный умысел и намеренное желание обмануть следствие. Это означает, что лицо, дающее ложные показания, прекрасно понимает возможные последствия, стремится обвинить невинного человека или снять вину с преступника.

В данном случае мотивы подобных действий могут различаться. Это и корыстный умысел, и личная выгода, и личные отношения и многое другое. Несмотря на мотивы виновного, для законодательства такие действия характеризуются как тяжкое преступление. Сложность вопроса заключается в том, что доказать вину человека очень сложно:

  • Свидетельница утверждает, что точно видела обвиняемого, одетого в закрытую одежду. Возможно, она намеренно вводит суд в заблуждение или просто не обозналась. Выявить правду непросто.
  • Свидетель убежден, что слышал голос подозреваемого. Возможно, ему просто показалось. А может, он решил обвинить невиновного человека.

Если человек дал ложные показания по ошибке, то уголовная ответственность за подобные действия не предусматривается.

Объект преступления

В данном случае, объектом считаются общественные отношения, имеющие влияние на ход расследования и судебное разбирательство. А факультативным объектом принято считать интересы участников судебного процесса.

Есть ли возможность снять ответственность за дачу ложных показаний?

Любой человек, давший ложные показания, имеет шансы снять с себя ответственность, за совершенные действия. Для этого придется раскрыть свою ложь суду, а также рассказать мотивы, которые побудили пойти на обман.

Важные детали

  1. Если человек просто заблуждается, то он не считается виновным в даче ложных показаний.
  2. Ответственность предусмотрена лишь в случае, если речь идет об уголовном деле.

    Для гражданских дел нет меры наказания за дачу ложных показаний.

  3. Если для свидетеля было выделено отдельное производство (если преступление было совершено не одним, а несколькими лицами), то ложные показания не будут уголовно наказуемыми.

Основные отличия 306 статьи УК от 307

Этот вопрос относится к числу самых распространенных. Основное отличие в том, что 306 статья вообще не относится к даче показаний. Она подразумевает ложный донос. Иными словами, наказание предназначено за рассказ о преступлении, которое:

  • Никогда не происходило. Например, рассказ об убийстве человека, который на самом деле жив.
  • Происходило, но было совершено другим человеком. К примеру, ваша квартира была ограблена. Вы пишите заявление и обвиняете определенного человека. В действительности, вы совершили ограбление самостоятельно, чтобы получить выплату по страховке.
  • Искусственное преувеличение случившегося. К примеру, было совершено ограбление, а заявитель утверждает, что на его глазах убили человека.

По этой причине, сотрудники полиции почти всегда предупреждают о том, что человек может понести ответственность по 306 статье.

Основа для сравненияСтатья 306 Заведомой ложный доносСтатья 307 Дача ложных показаний
Субъективная сторона вопросаПодразумеваются корыстные намерения. Если речь идет о заблуждении, то на лицо не накладывается ответственность.Подразумеваются корыстные намерения. Если речь идет о заблуждении, то на лицо не накладывается ответственность.
Объективная сторона вопросаАнонимный или открытый донос о произошедшем нарушении закона. Донос происходит до того, как начинается уголовное дело и становится катализатором.Рассказ о тех событиях, которые имеют прямое отношение к совершенному преступлению. В данном случае показания, оценка эксперта, перевод и прочие данные, даются уже после возбуждения уголовного дела и в процессе расследования.
СубъектЭто может быть любой человек, достигший 16-и лет.Это человек, достигший 16-и лет. Субъектом может быть потерпевший, свидетель, переводчик и т.д.
ОбъектГосударственные органы, а также интересы граждан.Государственные органы, а также интересы граждан.

Донос всегда подразумевает информацию о преступлении. Если рассказ повествует о жизни соседей и прочих событиях подобного рода, то это доносом не считается.

Наказание за лжесвидетельство?

За подобные действия действительно может последовать наказание.

Но только в том случае, если факт лжесвидетельства произошел в процессе расследования уголовного дела. Ответственность предусмотрена и в процессе исполнительного производства.

В статье 17.9 подробно описана ответственность, предусмотренная за преступные деяния подобного рода. В данном случае, все может ограничиться административным штрафом в размере от 1000 до 1500 рублей.

7 ключевых моментов

  1. Если свидетель, переводчик или эксперт, дают ложные показания, то за этим может последовать лишение свободы сроком до 5-и лет. Административная ответственность подразумевает назначение штрафа в размере 1000 рублей.
  2. Для того, чтобы предъявить человеку обвинения, необходимо доказать наличие корыстных намерений. Иными словами, если человек дал ложные показания, не осознавая этого, ответственность с него снимается.
  3. Если человек признался в обмане до того, как начался судебный процесс, с него будет снята ответственность.
  4. Заведомо ложные показания и ложный донос, в корне отличаются друг от друга.
  5. В обоих случаях для ложных показаний и ложного доноса, состав преступления будет формальным.
  6. Если ложные показания были даны на гражданском суде, то наказания за это не будет.
  7. Если родственники согласились дать показания, но намеренно обманули суд, они будут также привлечены к ответственности.

Источник: https://advokati-moscow.ru/info/stati-306-307-uk-rf/

Как разоблачить лжесвидетеля, или Роль тактики в гражданском процессе

Лжесвидетель в суде
В адвокатском искусстве  так многозависит от «игры», что неопытный человекможет сдать лучшие карты и потомудивляться, как мог проиграть.
Г. ГАРРИС. Школа адвокатуры

Тактика (др.-греч.

τακτικός «относящийся к построению войск», от τάξις «строй и расположение») — составная часть военного искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя соединениями, частями (кораблями) и подразделениями различных видов вооружённых сил, родов войск (сил) и специальных войск на суше, в воздухе (космосе), на море и информационном пространстве.

Тактика охватывает изучение, разработку, подготовку и ведение всех видов боевых действий: наступления, обороны, встречного боя, тактических перегруппировок и так далее.

Судебный процесс в гражданском деле, как и любой поединок, тоже имеет свою стратегию и тактику.

Гражданская процессуальная тактика — это система приемов и средств деятельности заинтересованного лица, использование которых обеспечивает наиболее эффективное воплощение избранной стратегии во время рассмотрения гражданского дела в суде.

Вопросам гражданской процессуальной тактики я всегда уделяла особое внимание вне зависимости от сложности дела, и она всегда оправдывала мои ожидания. Но во всей полноте необходимость тщательной подготовки к судебному разбирательству и построения линии процессуального поведения раскрылась в одном деле, о котором и пойдет речь. Дело еще находится в производстве суда. По сути, дело банальное: в зимнее время, с кровли административного здания, находящегося в оперативном управлении Государственного бюджетного учреждения, произошел сход снега на автомобиль, принадлежащий моей доверительнице. Автомобилю причинены механические повреждения. Составлен акт, произведена оценка ущерба, подана претензия, на которую получен отказ, подан иск. В исковом заявлении указано, что:

Довод ответчика в ответе на претензию о том, что ГБУ предприняло все возможные меры к недопущению причинения вреда – осуществляло очистку крыши от снега и наледи, письменным объявлением предупредило о запрете парковки в опасной зоне схода снега, устно предупредило о парковке в опасной зоне схода снега – несостоятельны в связи с тем, что, во-первых, в зоне парковки автомобиля истца предупреждающих знаков не было, устно истца никто не предупреждал, во-вторых, лишь отсутствие снега на крыше, и соответственно, невозможность его падения, может свидетельствовать о своевременной очистке кровли.

Получив отзыв на исковое заявление, я обнаружила, что ответчик не только вновь указывает на то, что истица была устно предупреждена, но и ссылается на конкретное лицо, которое якобы это сделало – на охранника. Более того, к отзыву было приложено некое заявление (объяснение), без наименования адресата, где охранник изложил об обстоятельствах предупреждения истицы и указал, что она подъехала к зданию во второй половине дня. Заявление датировано днем происшествия. Зная от истицы, что она работает в соседнем здании, и в тот день, как обычно, приехала на работу к 9 утра и до происшествия (до 16 часов 15 минут) никуда не отлучалась, я долго мучилась в раздумьях – а стОит ли вообще при таких обстоятельствах ей являться в судебное заседание, и как вывести «на чистую воду» охранника, если он будет свидетельствовать в суде (сомнений в том, что заявление (объяснение) охранника является недопустимым доказательством, у меня не было и на этот счет я не волновалась). Было решено, что в судебное заседание я пойду одна. При этом у меня была мысль составить письменное пояснение истца, изложив фактические обстоятельства дела, а также дать оценку доказательствам, представленным ответчиком. И я уже было начала это делать, но решила, что ответчику не нужно сейчас указывать на ошибки и давать повод их исправить. Поэтому решила действовать по обстановке. К слову, позже я пожалела, что не составила письменное объяснение, но немного в иной форме, чем собиралась. В судебном заседании ответчик пояснил, что истица была предупреждена охранником о том, что данная зона опасна для парковки, однако та проигнорировала предупреждение; ходатайствовал о допросе в качестве свидетеля явившегося охранника. Я была только «за»! На вопрос суда: «Опишите водителя автомобиля, которому Вы делали замечание», охранник ответил:

Я находился в мониторной, когда к крыльцу здания подъехал автомобиль белого цвета. Я вышел на крыльцо, из автомобиля вышла девушка лет 30, невысокого роста. Это была вторая половина дня. Через пару часов после этого произошел сход снега на ее автомобиль

Естественно, на остальные вопросы типа «во что она была одета», «какого цвета были ее волосы» и пр. он отвечал «не помню». Надо сказать, что суд изначально занял позицию ответчика и сложилось впечатление, что уважаемый суд – это не уважаемый суд, а представитель ответчика. После допроса свидетеля, я сообщила суду, что истице, на секундочку, «немного» за 30 – ей лет около 60 и припарковала она свой автомобиль в 9 часов утра, так как работает в соседнем здании, и до происшествия из здания не выходила. В качестве доказательства просила приобщить справку с места работы, где указан ее режим работы именно в день происшествия со ссылкой на табель рабочего времени, а также допросить явившегося свидетеля – коллегу по работе моей доверительницы, которая может это подтвердить. Для суда это было полнейшей неожиданностью. После этих слов уважаемый суд не смог контролировать свои эмоции. Начались претензии в мой адрес – почему истица не явилась, да почему она проигнорировала суд и т.д., и т.п. На что я объяснила уважаемому суду, что участие в судебном заседании – это право, а не обязанность истца, и что представитель истца обладает теми же правами и обязанностями, что и истец, и я могу дать все пояснения по существу. Вот в этом месте я как раз и пожалела, что не составила письменное пояснение истца по фактическим обстоятельствам дела. Хотя бы кратенько. Думаю,  этим  я бы точно сразила судью наповал. В общем, справка с места работы была нехотя приобщена, в допросе свидетеля – отказано, причем мотивировка отказа была странная – «без пояснений истца допрашивать свидетеля смысла нет». Далее мы с уважаемым судом еще долго спорили по поводу предупреждающих табличек, разумности действий истца и прочих обстоятельствах по делу. Но это уже другая история.

А на вопрос суда «Почему не явилась истица?» мне очень хотелось ответить: «А как Вы себе это представляете? Из двух сидящих в кабинете дам было бы сразу понятно: кто истица, а кто – ее представитель. Тогда шансов разоблачить свидетеля у нас бы не было!»

Источник: https://pravorub.ru/articles/47582.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.